Нижний Иргинск родина самовара

Слово «самовар» среди непереводимых на другие языки всем известных русских слов, наверное, самое раннее, хоть как-то связанное с техникой. А из всех знаменитых русских изобретений самовар, как ни приспосабливай, не используешь для военных целей. Поэтому к нему такая симпатия и, может быть, потому же забыты его изобретатели. И неизвестно, когда появился самый первый.
Среди бесчисленного множества самоваров, скованных в России, был один пролежавший четыре года на Екатеринбургской таможне, с 1740-го по 1744 год. «Самовар с прибором медный, луженый, весом 16 фунтов, заводской собственной работы, ценою в 4 рубля 80 копеек», — записали профессионально бесчувственные таможенники и не выказали удивления увиденным. Изделие доставили 7 февраля 1740 г. с р.Чусовой, с Курьинской пристани Акинфия Демидова, вместе с 6-ю кадями меда и 6-ю кулями орехов. За провоз товаров неуказной дорогой пострадали жители Иргинского завода (поселок Нижнеиргинское на крайнем западе Свердловской области) Петра Осокина.
Ранее этого письменного известия ничего о самоварах не сохранилось, а потому нелишне объяснить, откуда ехали те люди, откуда везли 16 фунтов меди в сплаве с оловом.

Читать далее

Рубрика: Нижний Иргинск | Комментарии к записи Нижний Иргинск родина самовара отключены

Пугачев и его соратники в Нижне — Иргинске

Во время крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачева завод дважды был занят повстанцами. Первый раз на заводе побывал со своим войском Иван Белобородов, уроженец села Медянское, приписанного к Иргинскому заводу. Он сам с малолетства испытал всю тяжесть заводских работ. Отслужив службу, в 1766 году он возвратился домой, женился и переехал на жительство в село Богородское, занявшись мелкой торговлей. Когда в село приезжает Канзафар Усаев, Белобородов приглашает его к себе домой и входит к нему в доверие. Иван Белобородов набирает свое войско — 25 человек русских с лошадьми и 12 башкир. Через два дня К. Усаев и И.Белобородов в селе Алтынное набрали в казаки еще   50 человек. 4 января 1774 года в должности сотника Иван Белобородов прибывает в Иргинский завод, который в это время был в рабочем состоянии, но жили заводские рабочие плохо — большинство из них еле сводили концы с концами. Рабочие и крестьяне часто брали деньги в заводской конторе в долг, залезая в кабалу все больше и больше. Пугачевцы сделались полными хозяевами завода. Они забрали из конторы документы, в частности долговые записки, вынесли их на улицу и сожгли. Долговых писем было уничтожено почти на 12 тысяч рублей. Население завода было приведено к присяге. Почти 50 жителей вступило в казаки, пугачевцы увели много лошадей.

Сам Емельян Пугачев побывал на заводе в июне 1774 года, направляясь из Оренбургских степей через Красноуфимск на Каму. Жители Иргинского завода встречают его хлебом-солью на плотине пруда, а одна женщина, по рассказам старожилов, зачерпнула ковшиком воду из пруда и обмыла сапоги Пугачеву. В местной церкви священник в честь повстанцев отслужил молебен, за что впоследствии и поплатился, исчезнув в неизвестном направлении после разгрома восстания. Пугачев обещал землю и волю, но кроме разорения люди ничего не увидели. Пугачев приказал остановить домну, забрал в свое войско 98 рабочих завода. На другой день были взяты все деньги из заводской кассы, заводские припасы, инструменты, лошади и даже рогатый скот. Был отдан приказ о сожжении всего завода, на коленях умоляли жители села не рушить завод, но, не смотря: «…на слезные всех заводских жителей просьбы, были сожжены лесопильная мельница, вешняк, сарай с запасами леса». Встала домна, сгорели подсобные помещения, была спущена вся вода из пруда. Завод сильно пострадал и регулярно стал работать только через три года. Общий убыток составлял 27529 рублей. Было убито 13 мужчин, что свидетельствует о сопротивлении войску Пугачева на заводе. Из Иргинского завода повстанцы пошли на Осу, куда они вступили 21 июня, а в ночь с 14 на 15 сентября 1774 года Пугачев был выдан правительству.

Рубрика: Нижний Иргинск | Комментарии к записи Пугачев и его соратники в Нижне — Иргинске отключены

В Нижне-Иргинск едут купцы

В 1879 году завод встал, жители стали заниматься различными кустарными промыслами, продавая изделия своего ремесла заезжим купцам. В село стали приезжать купцы, так как в нем, как в волостном центре, часто проходили ярмарки при большом стечении народа. Они селились в центре села, строили добротные дома магазины (лавки), некоторые из них сохранились до настоящего времени. Купцы понимали что Иргинск является не только центром разнообразной кустарной промышленности, особенно кожевенно-обувной, но и глубинным торговым центром, где покупателем будет не только ремесленник, но и крестьяне – земледельцы окружающих поселений. Излишки своей продукции они везли в Иргинск на рынок для продажи ремесленникам, спрос на продукты питания был большой. Зачастую купцы были приезжими из центральных областей России.

В XIX веке в Иргинск приезжают четыре брата Смирновы. Один скупает землю, но, не найдя применения этому богатству, вскоре сходит с ума. Долгое время он сидит на цепи, прикрепленной к кольцу от детской зыбки, прибитому к потолку. Николай Иванович Смирнов становится купцом Первой гильдии, торгуя своими товарами далеко за пределами села. Два других брата ничего существенного организовать не смогли. К началу XX века в селе было около 15-20 семей купцов — это: Захарова Ольга Федоровна, Шаронов Василий, Пономаревы Иосиф Михайлович и Илья Михайлович, братья Калмыковы, Мячев Андрей Пименович, Смирнов Николай Иванович, Сартаков Данила, Торопов Афонасий, Духова Акулина, Шевелин Иван Пименович, Боровков Григорий, Винокуров Николай, Торопов Дмитрий Федорович.

Кроме них еще 15-20 семей имели более мелкие магазины, в базарные дни выезжали для торговли на рынок, где имели времянки — магазины.

Рубрика: Нижний Иргинск | Комментарии к записи В Нижне-Иргинск едут купцы отключены

Нижний Иргинск взгляд из 1989 года

В НИЖНЕЙ ИРГЕ трудоспособного населения 735 человек, из них в совхозе «Нижиеиргинский» работает триста. Остальные на обувной фабрике, в лесничестве, деревообрабатывающем цехе и так далее. Короче говоря, там, где полегче и зарплата побольше. Никто за это людей не осуждает: они ищут, где лучше. Осудить хочется за то, что не находят возможности помочь совхозу в трудные дни. Пришла пора заготовки кормов, и механизаторы В. Посохни, М. Посохин, В. Максимов, А. Садовников оставили тракторы К-700, пересели на комбайн КСК-100. А им бы и на тракторах работы было под завязку: надо подкармливать луга, . ремонтировать дорогу. Но что поделаешь, если в совхозе на каждого механизатора по два, а то и по три трактора. Вот и кочуют трактористы с одного на другой. — Нам-то и надо в помощь всего десять человек, — говорит директор совхоза М. Якимов, — но ни одна организация не хочет их дать. Шефы из Свердловского СМУ-8 гражданской авиации и Уральский центр стандартизации и метрологии наотрез отказались командировать хотя бы по одному человеку. Года два-три назад сотнями ехали в деревню, теперь и десяток не заманишь. Администрации ссылаются на решения советов трудовых коллективов — они, мол, так решили. СМЕШНО, конечно, говорить, что в Нижней Ирге не смогли найти десять человек, но факт остается фактом. И спрашивается, что же это за совет трудового коллектива, который никак не может (или не хочет?) понять, насколько трудно сегодня деревне? Она разрывается между полем и лугом: засыхают, заросли сорняками зерновые, также сохнут овощи; колорадский жук, подобно саранче, пожирает картошку. А еще надо заготовлять корма, пасти скот, доить коров. Не за горами уборка урожая. И никто не снимал обязанности строить дома, благоустраивать фермы. И техники не хватает, а какая есть, ломается, запчастей днем с огнем не найдешь. Много ручной изнурительной работы, а людей мало. Как не обратиться к городу за помощью? И хорошо, если город понимает. А если становится в позу, кичится своей самостоятельностью, хозрасчетом, при заключении договоров диктует кабальные условия с одной лишь целью, чтобы деревня отказалась от помощи? В таких случаях, мне кажется, особая роль принадлежит партийным и советским органам. Только они могут разрешить вековечный спор, кто кому должен. В КРАСНОУФИМСКЕ так и делают. Городской и районный исполнительные комитете? Приняли специальное решение, в котором довели задание до каждого предприятия и учреждения города и района по заготовке кормов. Например, город Красноуфимск. должен заготовить 2000 тонн сена. Многие предприятия уже приступили к работе. Создана оперативная группа, которая будет контролировать работу предприятий и результаты ее раз в неделю, докладывать в горисполкоме, чтобы тут же принять меры к тем, кто не выполняет задание. Я пишу и отнюдь не радуюсь такой работе, которая во многом напоминает деятельность военного штаба», приказы, распоряжения, сбор сведений, новые приказы. Опять битва? Опять война? Когда же будем просто работать? Пусть и в сложных условиях, но просто работать? Хотелось бы увидеть человека, знающего ответ на этот вопрос. Ясно одно: при существующей системе в сельском хозяйстве, при его оснащенности техникой и рабочей силой, без помощи города не обойтись. А значит, не обойтись без штабов, приказов и распоряжений. Иначе заготовка кормов будет провалена. НА ПРЕДПРИЯТИЯ Красноуфимска горком и горисполком еще могут воздействовать, а на свердловские. — уже сложнее. Если быть до конца откровенным, местные власти несколько послабили эту работу, говорили директора совхозов на последнем заседании совете агрокомбината «Красноуфимский». Это, мол, хозяйственное дело, пусть совхозы и занимаются. Совхозы занимаются, но город отворачивается от деревни, предъявляет к ней десятки претензий из-за условий жизни командированных, организации и «оплаты труда. И хотя город бывает прев, но почему-то никто не задумывается, что других условий жизни в деревне просто нет. Ни разу не видел, чтобы горожане жили в. бараке, а рядом пустовало бы первоклассное общежитие. Деревня, как правило, отдает все лучшее, что у нее есть. Но горожане воротят нос и зачастую смотрят на деревенских пренебрежительно: вы — лапотники, говорят их глаза и поведение, а мы культурные люди. Если разобраться, город посылает в деревню отнюдь не лучших, а как раз тех, кому до настоящей культуры как пешком до Китая. КОНФЛИКТЫ не прекратятся, пока деревня сама не будет справляться со своей работой, то есть пока город не поможет ей подняться с колен На ноги. Выход один: идти друг другу на уступки, искать взаимные интересы, стараться понять друг друга.
В. ФИЛИПЦОВ,
соб. корр.«Уральского рабочего». Красноуфимский район.

14/07/1989

Рубрика: Нижний Иргинск | Комментарии к записи Нижний Иргинск взгляд из 1989 года отключены